Полезный иван-чай в Курске и с доставка по России.

Автор Тема: В исследованиях космоса приходит время мечтателей и энтузиастов.  (Прочитано 54 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Кан

  • Администратор
  • Уважаемый авторитет
  • *****
  • Сообщений: 407
  • 10
    • Просмотр профиля
Как бы разобщены мы ни были, и как бы ни расходились мы во мнениях, в одном мы можем согласиться: 2015 год был никудышным. Единственно, что порадовало — это Линкольн Чейфи (Lincoln Chafee) и пролет межпланетного автоматического аппарата (New Horizons) вблизи Плутона (явления никак между собой не связанные), а также один судьбоносный космический прорыв.

21 декабря принадлежащая Илону Маску (Elon Musk) компания SpaceX, запустившая на орбиту 11 спутников, осуществила посадку (вертикальную и без повреждений) первой ступени своего ракетоносителя высотой с 15-этажный дом на площадку на мысе Канаверал. Солидное оборудование стоимостью 60 миллионов долларов возвращено на землю (обычный ракетоноситель либо сгорает, либо падает где-то в океан).

Появилась многоразовая ракета. Можно считать, что она появилась еще месяц назад, когда частная аэрокосмическая компания Blue Origin, основанная Джеффри Безосом (Jeffrey Bezos) — руководителем интернет-компании Amazon.com и владельцем издательского дома The Washington Post — запустила и посадила на землю свой собственный ракетоноситель, пусть даже это был и суборбитальный полет. Но независимо от того, кому мы отдадим первенство — Маску или Безосу — вместе эти два события знаменуют начало новой эры космических полетов.

По прогнозу Маска, многоразовая ракета позволит сократить стоимость полета в космос в сотни раз.

Конечно же, это зависит от того, не станет ли ремонт изнашиваемого оборудования, подвергающегося высоким нагрузкам при запуске, чрезмерно дорогостоящим. Если нет — и даже при условии, что Маск прав лишь на 10% — возможность повторного использования оборудования коренным образом меняет экономическую составляющую космических полетов.

Что обеспечивает как демократизацию, так и коммерциализацию этой сферы. А это значит, что космические полеты теперь не будут зависеть от суровых ограничительных мер, вводимых властями — президентом, конгрессом, чиновниками НАСА. Теперь будущее космических проектов будет в гораздо большей степени определяться рынком — с его конкуренцией и множеством разнообразных независимых игроков, в том числе предпринимателей серьезно мотивированных, финансово грамотных и перспективно мыслящих.

Безусловно, этот грандиозный проект не совсем самостоятелен и все еще зависит от государственных структур. Не стоит забывать, что многоразовая ступень ракеты-носителя Falcon 9 приземлилась на платформу мыса Канаверал, которую раньше использовали ВВС США для запуска ракет-носителей «Атлас». Кроме того, основное финансирование этих проектов уже отчасти зависит от контрактов НАСА — таких как снабжение космической станции.

Впрочем, здесь мало что отличается от развития авиации сто лет назад. Вряд ли авиация развивалась за счет продажи билетов на авиашоу или денег, полученных в качестве призов за пересечение Английского канала (Ла-Манша) вплавь. На самом деле основой развития этой молодой отрасли были государственные контракты — на осуществление полезных услуг вроде доставки почты или бомб.

Первым и наиболее наглядным следствием этой новой эры космического предпринимательства станет возвращение Соединенным Штатам статуса космической державы. Да, я знаю, что мы осуществляем эффектные программы по исследованию космоса с помощью космических аппаратов. Но мы лишились возможности отправлять в космос человека после того, как НАСА сняло с эксплуатации космические корабли «Шаттл» — не предложив ничего взамен.

А это значит, что для того, чтобы отправить астронавта всего лишь на низкую околоземную орбиту, нам приходится пользоваться «попутками» — российскими «Союзами», созданными на основе технологий 1960-х годов. Да еще каждый раз платить за это по 82 миллиона долларов. Впрочем, сейчас две частные компании уже подписали контракты с НАСА по отправке астронавтов на космическую станцию уже в 2017 году.

Правда, настоящей наградой станет не возможность долетать до околоземной орбиты. Теперь уже все понимают, что идея космической станции была огромной ошибкой — совершенно бесполезной и обременительной затеей, предпринятой в поисках «представительства» или резиденции в космосе. Основное предназначение космической станции — изучение биологического воздействия на организм длительного пребывания в условиях невесомости. Но это можно было бы делать и на Skylab («Небесной лаборатории») — небольшой орбитальной станции, от которой сорок лет назад наши политики отказались.

В условиях растущей приватизации этой сферы подобные решения больше не будут приниматься только Вашингтоном. Когда президент Обама занял свой пост, было решено к 2020 году возобновить программу полетов на Луну. Год спустя он решил, что вместо этого нам следует осваивать астероид. Почему? А кто его знает.

Сегодня маршруты будущих полетов разрабатывают частные аэрокосмические компании, приобретающие все больший технический опыт и предлагающие альтернативные стратегические концепции. Маск одержим идеей освоения и заселения Марса, Безос видит в перспективе как миллионы людей будут жить и работать в космосе, а Ричард Брэнсон (Richard Branson) планирует развивать космический туризм посредством компании Virgin Galactic (он уже продал 700 билетов на космическое путешествие стоимостью 250 тысяч долларов каждый). А еще одной частной компании Moon Express забрасывать в космос неуклюжих дышащих воздухом людей вообще даже не интересно. Она твердо решила направлять на Луну экспедиции роботов-геологов. Мне лично больше всего нравится идея создания на Луне постоянной базы с экипажем астронавтов, которая, наверняка, уже существовала бы, если бы в начале 1970-х годов наши политики не отказались бы от освоения Луны.

Мы понятия не имеем, какой из этих планов будет, вероятнее всего, выбран, благополучно осуществляться и процветать. Но вся прелесть перехода космической сферы в частные руки состоит в том, что мы имеем возможность достичь сразу несколько целей. Вектор развития космонавтики теперь предполагает функционирование и рынка идей, и коммерческого рынка. И теперь космические проекты не будут напрямую зависеть от прихотей лишь косвенно заинтересованных политиков.

В космической сфере началась эра «тесл», эдисонов и братьев Райт. Теперь бразды правления будут все больше принадлежать им. А это значит, что теперь — наконец-то — мы опять начнем двигаться в каком-то направлении.

Чарльз Краутхаммер
Оригинал публикации: Space: The visionaries take over